Статья

«Взломать» мозг человека: скорее фантазия, чем реальность

Хотя за последние десятилетия нейронауки продвинулись далеко вперед, в том числе благодаря появлению нейрокомпьютерных интерфейсов, возможности их не безграничны. Мозг, устроенный несравнимо сложнее любой машины, еще не раскрыл всех своих секретов.
COU_1_22_WIDE_ANGLE_FIELDS

Р. Дуглас Филдс
Член Американской ассоциации содействия развитию науки, внештатный преподаватель Мэрилендского университета (США), автор недавно вышедшей книги «Электрический мозг» (Electric brain, 2020) о мозговых волнах, нейрокомпьютерных интерфейсах и стимуляции мозга

В 2016 году американский Государственный департамент объявил, что сотрудники посольства США в Гаване, Куба, подверглись нейроатаке, в результате которой получили травматические повреждения головного мозга. Были проведены расследования, однако доказательств использования оружия направленной энергии какого-либо типа обнаружено не было. Тем не менее, эти различные повреждения мозга продолжают называть «гаванским синдромом».

Идея о том, что разум человека можно контролировать посредством вживленных в мозг электродов либо проникающих сквозь черепную коробку электромагнитных, звуковых или лазерных лучей не нова. В 1950-х и 1960-х годах благодаря достижениям в области электроники у нейробиологов появилась возможность проводить эксперименты на животных и людях, чей мозг стали стимулировать с помощью электродов с целью определения того, как он управляет нашим поведением. Известные нейробиологи даже высказывались за использование радиостимуляции мозга для коррекции девиантного поведения. Во время холодной войны исследователи в области психологии и психофармакологии пытались разработать методы лишения человека собственной воли, однако страхи относительно «промывания мозгов» рассеялись, когда стало понятно, что такого рода контроль над сознанием является лишь фантазией.

Как у Оруэлла

Сегодня, в связи с развитием нейронаук в последние годы, снова возникают опасения по поводу возможности манипулирования сознанием и нейрооружия. Некоторые достижения действительно впечатляют. Так, электроэнцефалограмма (ЭЭГ) и функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ) могут использоваться для выявления мыслей, эмоций и намерений человека. Нейрокомпьютерные интерфейсы позволяют управлять протезами посредством считывания сигналов мозга, а благодаря использованию электродов можно заставить мозг чувствовать определенные ощущения, эмоции, и даже восстанавливать зачатки зрения у слепых людей. 

Манипулировать разумом физически и технически невозможно

Не так давно ученым даже удалось организовать сеанс, в ходе которого два человека играли в видеоигры посредством телепатии. Их мысли и непроизвольные реакции считывались компьютерами, способными определять, передавать и генерировать электрическую активность в мозге.

Все эти эксперименты — реальность. Тем не менее, ученые признают, что манипулировать разумом с помощью электростимуляции физически и технически невозможно. «Сможет ли беспринципный диктатор, сидя перед радиопередатчиком, воздействовать на глубинные зоны мозга своих безнадежно порабощенных подданных? Такая перспектива в духе Оруэлла могла бы стать хорошим сюжетом для романа, однако, к счастью, она находится за пределами теоретических и практических возможностей электрической стимуляции мозга», — писал еще в 1969 году испанский нейрофизиолог Хосе Мануэль Родригес Дельгадо в своей книге «Физический контроль над разумом. Путь к психоцивилизованному обществу» (англ. Physical Control of the Mind. Toward a Psychocivilized Society).

С тех пор прошло уже полвека, однако это утверждение по-прежнему верно. Чем больше ученые изучают человеческий мозг, тем больше убеждаются в его чрезвычайной сложности. И даже сегодня специалисты не понимают, как информация кодируется и обрабатывается в нейронных сетях. Поэтому, вопреки фантазиям, мозг невозможно «прочитать» и еще более немыслимо «вписать» туда какую-либо информацию. 

Сложнейшие нейронные сети

Несомненно, интерфейсы «мозг — компьютер» могут распознавать схемы передачи нервных импульсов, связанные с определенными функциями, подобно тому, как алгоритмы интернет-платформы Amazon предугадывают наши литературные и кинопредпочтения посредством обработки огромных объемов данных. Но от испытуемого требуется неимоверное количество повторений и огромная вовлеченность в эксперимент, чтобы компьютер мог проанализировать полученную с помощью электродов, ЭЭГ или фМРТ информацию о нейронной активности и определить, какая серия нервных импульсов связана, например, с намерением пошевелить пальцем. Этот процесс можно сравнить с тем, как мы учимся машинально переключать передачи в автомобиле в зависимости от изменения звука двигателя. Для функционирования подобных интерфейсов требуется, чтобы мозг методом проб и ошибок научился генерировать особые последовательности нейронных импульсов с целью выполнения компьютером определенного действия.

Точно так же невозможно ввести информацию в мозг. Просто потому, что мы не умеем этого делать. И даже если бы мы умели кодировать информацию и переводить ее на понятный нейронам «язык», мы не знали бы, какой из миллиардов нейронов необходимо стимулировать, чтобы активировать желаемую функцию. Ученые могут определить, на какой отдел головного мозга нужно оказывать воздействие, но не на какой нейрон. Кроме того, нейрон, отвечающий за определенную функцию, может находиться в разных частях мозга у разных людей. Наконец, стимулирования одного нейрона было бы недостаточно для того, чтобы контролировать поведение человека, поскольку в основе работы мозга лежит согласованное функционирование сложных групп нейронов, каждая из которых состоит из сотен или даже тысяч нервных клеток. Однако одновременно стимулировать большие группы нейронов, чтобы диктовать человеку определенное поведение и управлять его сознанием, представляется невозможным.

Как мы уже сказали, использованию нейрокомпьютерных интерфейсов предшествует обучение, требующее от пользователя полной вовлеченности и многократных повторений. Ученые предполагают, что это вызывает неестественные ощущения, которые мозг, благодаря своей поразительной способности к обучению и приспособлению, учится распознавать, а затем использовать, например, для управления протезом или, у незрячего человека, для интерпретации вспышек света, вызванных стимуляцией его зрительной коры. Все это пока еще очень далеко от фантазий о скрытом манипулировании нашими мыслями.  

Сами по себе достижения в области нейронаук проблемой не являются. Беспокойство вызывает то, как они будут использоваться

Боязнь неизвестного

Тем не менее, мы не знаем, что готовит нам будущее. Возможности искусственного интеллекта и алгоритмов обработки данных растут в геометрической прогрессии. Быстрое развитие знаний в конечном итоге может привести к лучшему пониманию того, как работает человеческий мозг, и позволить разработать методы для изменения его функций.

Сами по себе эти достижения проблемой не являются. Беспокойство вызывает то, как они будут использоваться. Почти все свои открытия и изобретения, от атома до вирусов, человек превращает в оружие. С самого начала своей истории Homo sapiens, похоже, постоянно колеблется между насилием и сотрудничеством с себе подобными. Ярким примером этого служит сеть Интернет. Будучи источником положительных изменений в обществе, в руках некоторых людей она становится инструментом разжигания ненависти и насилия. Увы, нет причин думать, что нейронауки станут исключением из этого правила.

На сегодняшний день ничто не указывает на существование методов управления нашим сознанием, как нет и доказательств того, что ощущение «тумана в голове», характеризующее «гаванский синдром», вызвано нейрооружием.

Несмотря на небывалое освещение данного явления в СМИ, важно соотнести эту потенциальную угрозу, реальность которой не доказана, с настоящими опасностями, грозящими человечеству. Страх, который вызывает в нас мысль о контроле над сознанием, — ничто в сравнении с мощью существующего боевого оружия, с жестокостью допросов, пыток и других проявлений варварства, которые представляют собой настоящую угрозу. Мы принадлежим к биологическому виду, который считает перспективу «гарантированного взаимного уничтожения» с помощью ядерного оружия логичной и оправданной. Это — ужасающая реальность, которая может наступить вследствие простого нажатия кнопки, и с ней не могут сравниться страхи, подпитываемые лишь фантазией. 

Следует ли опасаться нейротехнологий?
UNESCO
janvier-mars 2022

ЮНЕСКО - январь-март 2022 г.

0000380264
Subscribe Courier

Подписаться